Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:28 

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
От порыва
весеннего ветра
цветы опадают.
Легче я с жизнью прощаюсь,
И все же за что?

11:20 

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
Мастер Снейп казался жадным,
Умным, хитрым, беспощадным.
Своему он честолюбью меры видеть не хотел,
Кроме хогвартских отметок,
Заклеймён был Чёрной меткой.
Так случится может с каждым, кто влюблён и мягкотел.

....Змей не ведал, дурачина,
Тот, кого заполучил он,
Окклюмент, агент Дамбллдора
И прекрасный человек.

@музыка: Владимир Высоцкий - Пародия на плохой детектив

@настроение: что бы такое предпринять

00:38 

Утешение

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
Блестящий подробный анализ образа Северуса Снейпа.
hp-fiction.fastbb.ru/?1-0-0-00000233-000-0-0-11...

15:27 

What the Bloody Hell

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
Женщина медленно подняла голову и дала упасть блокноту и карандашу в лужу. что же поделаешь В опустевший переулок вошли трое. На них были темно-серые плащи с капюшонами. Вокруг женщины стало холоднее.

-- Ккк...кккк... -- попыталась сформулировать она вопрос, рвущийся с губ. -- WW.... Wwww... WTF?!

Из-под плаща фигуры слева вырвалась алая молния и вонзилась в стену чуть выше плеча писательницы.

-- Зачем вы это сделали, мадам? -- Спросил из капюшона довольно молодой, но опасно дрожащий голос.

-- Чч-ччто... сделала? Кто вы?

Молния, воткнувшись в стену, немедленно затвердела в форме шрама на лбу Гарри Поттера.

-- Народные мстители, -- отозвался из-под другого капюшона не менее молодой, но гораздо более твердый голос, выдававший в его обладателе большого шутника. -- Видите? -- он выпростал из-под плаща руку и продемонстрировал автору стебель с бутоном. Это был крокус.

-- Что это?! -- успела удивиться женщина, когда крокус раскрыл цветок и изрыгнул из себя маленькую книжицу.

Пришла пора вступить в дискуссию третьему человеку в капюшоне. Впрочем, капюшон быстро свалился и обнажил голову, заполненную безумной порослью каштановых кудрей. Это была девушка. Похоже, все это время она молчала, потому что была переполнена эмоциями.

Тем временем крокус в руке ее спутника прокашлялся, роняя на мокрый асфальт капли отвратительной едко-зеленой жидкости и завял. Книжица, вращавшаяся в воздухе, находилась в паре дюймов от лужи.

-- Забирайте свое произведение, мадам, -- заявила девушка, кажется, справившись с волнением. -- Это то, что от него осталось: мы из вашей эпопеи уходим.

Молодые люди теперь стояли перед ней, откинув капюшоны. Это было The Trio. Дождь на них не капал. Зато он капал на их автора.

-- Но как? Как вы можете уйти из моей книги?! В ней же тогда ничего не останется!
-- Почему же? -- удивился зеленоглазый юноша с темными волосами, которые почему-то не были всклокочены. -- В ней останется еще очень много героев. Да только...

Он обернулся, и стал смотреть в сторону. Оттуда подтягивались еще фигуры -- одна, две, три... десять... двадцать. Книга принялась крутиться в воздухе, видимо, чувствуя опасность.

Dungeonite Diarite

TBC

Взято отсюда :community.livejournal.com/prof_snape_ru/

@музыка: Мейко Кадзи - Цветок Мести

@настроение: аффтара пришлось убить, sikata ga nai

16:20 

ЭПИЛОГ

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках

ЗА НАШУ ПОБЕДУ В НЕЧЕСТНОМ БОЮ! ИСКРЕННЕ ВАШ АЛЬБУС ДАМБЛДОР.


Спустя год после описанных выше событий, исполняющая обязанности директора Хогвартса Минерва МакГоннагал заполняла формы хогвартских писем для будущих первокурсников, просматривая книгу автомагической регистрации детей с волшебными способностями и украдкой вздыхала о том, что их становится всё меньше и меньше.
- Альбус, в этом году мы зачисляем всего шестьдесят.
- Ну, хлопот с ними будет столько же. - утешил её Дамблдор с портрета, рядом с которым висели натюрморты с его любимыми сладостями.
Профессор МакГоннагал взглянула на последние страницы книги, чтобы узнать, сколько волшебников родилось в нынешнем году.
- В этом году уже сто, Альбус! - радостно воскликнула она. - Oo! "АЛЬБУС СНЕЙП"! Тупик Прядильщиков. Как вам это нравится, директор?
- Ну, как Вам сказать, Минерва... я всегда совершенно доверял художественному вкусу Северуса Снейпа.
- Вы знаете, он до сих пор скрывается и Министерство так и не обнаружило никаких следов, абсолютно никаких.
- А вот их художественному вкусу я никогда не доверял, дорогая моя Минерва.

15:43 

Финал уж наступил.

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
В скудно освещенной комнате, в которую почти не проникал дневной свет, поглощавшийся плотными пурпурными занавесями, как обычно, топился камин. Вольдеморт давал аудиенцию приближенным причастникам смерти. Сейчас перед креслом Лорда, напряженно выпрямившись, стояла Беллатриса Лестранг, и Лорд лениво внимал ее возмущенным филиппикам. Северус Снейп догадывался по общей гневной интонации Беллатрисы, что речь опять идет о нем. У Лестранг не было ни единого факта, подтверждавшего ее давнее предубеждение, но Лорд все же считал нужным время от времени поощрять ее ненависть и безумную непрестанную слежку. Снейп, также просивший у Темного Лорда приема, ждал, когда тому наскучит выслушивать Беллу.
- Он здесь? – сказал наконец Вольдеморт в ответ на ее очередное «Спросите у него, милорд!». – Пусть войдет.
Беллатриса вышла за Снейпом и яростно мотнула головой в сторону дверей. Снейп быстро вошел и опустился перед Лордом на колени. Беллатриса вернулась вслед за ним.
- Вставай, вставай, - проговорил Вольдеморт высоким бесцветным голосом. - Как с Поттером? Вот Беллатриса тобой недовольна. Настаивает, чтобы я тебя наказал.
- Милорд! - Снейп коснулся пола лбом. – Я как раз по этому поводу. Поттер появится сегодня один в известном мне месте.
- Откуда ты это знаешь? – вскрикнула Беллатриса.
Снейп, не поднимаясь с колен, взглянул на нее через левое плечо.
- Я это знаю, Белла, - холодно сказал он. - Можно будет взять его живым без всякого риска, милорд.
- Где?
- А мое вознаграждение? – негромко напомнил Снейп, закидывая голову, для того чтобы видеть выражение лица Темного лорда. – Милорд, Вы не забыли о моем вознаграждении?
- Ты получишь его.
- Я хотел бы сделать это лично, милорд, чтобы уж было наверняка.
- Понимаю, - сухо засмеялся Лорд. - Ты прикажешь ему моим именем бежать из Азкабана. Если он откажется, то убьешь на месте. Если согласится… тоже убьешь на месте. Мне не нужны люди, которые ошиблись дважды.
- Я выполню Ваше распоряжение, милорд.
- Ты… ты… - задохнулась разъяренная Беллатриса, потеряв остатки самообладания.
Снейп полуобернулся.
- Ты, кажется, говорила, Беллатриса, что Малфой тебе больше не брат?
- Он мне больше не брат!! Но ты….
- Лишь полукровка. Никто и ничто - без милорда.
Снейп медленно поднялся с колен и в поклоне сделал два шага назад.
Вольдеморт с резким смехом приказал:
- Беллатриса, выйди.
- Милорд, я умоляю Вас, пусть Беллатриса Лестранг останется. Иначе она никогда не простит мне.
Продолжая смеяться, Вольдеморт взмахнул рукой с непропорционально длинными пальцами, оставляя Лестранг в комнате, и, разом оборвав смех, спросил:
- Где?
- Вот здесь и кроется небольшая сложность, которую поможет разрешить Беллатриса, - Снейп любезно улыбнулся в сторону взбешенной Лестранг. – Сам я не обладаю возможностью объяснить Вам, милорд, ни где это место находится, ни как попасть внутрь, я связан заклятием. Но Белла им не связана. У Поттера с недавнего времени есть в Лондоне оставленная ему по завещанию недвижимая собственность.
- Дом рода Блеков на площади Гриммо.
Снейп кивнул.
- Брошенная штаб-квартира Ордена феникса. Сегодня Поттера можно будет там встретить. Скорее всего, он придет один, он же так обожает тайны. «Фениксы» не меняли заклятий. Я по-прежнему могу попасть внутрь как член Ордена, а Белла как кровный член семьи. Гарри Поттер придет туда за некоей оставленной вещью.
- За какой вещью, Снейп? – безразличным голосом спросил Вольдеморт.
- Этого, милорд, я себе никак не представляю. Кого Вам будет угодно послать?
- Что ты об этом знаешь? – что-то переменилось в высоком невыразительном голосе Вольдеморта. – Беллатриса, жди внизу!
Лестранг поспешно вышла.
- Снейп…
- Всё в моем настоящем и будущем связано с Вами, милорд, - горячо сказал Снейп. – Буквально всё!
- Снейп…
Тот был в нерешительности.
- Милорд, я видел своими собственными глазами, да и весь Хогвартс видел, как Дамблдор носил перстень Салазара Слизерина и что стало с его правой рукой.
- Ты не сказал мне об этом.
- Я не ребенок, милорд, - возразил Снейп. – Мне дорога моя жизнь.
- Но я не тронул бы тебя.
- Теперь я не сомневаюсь в этом, милорд, но тогда не посмел признаться, как я истолковал эти факты. Кого же Вы изберете для миссии?
- Тебя и Беллатрису, - назначил Лорд. – А вещь действительно там?
- Милорд! Вам достаточно вообразить себе это. Гарри Поттер никогда не учился на своих ошибках.

В покинутой «фениксами» штаб-квартире Ордена царило запустение. Только заклохтал со стены о непрошеных гостях портрет прежней хозяйки.
- Заткнись, старая карга! – бросил Вольдеморт, и старуха испуганно притихла.
Беллатриса выхватила палочку.
- Беллатриса, - остановил ее Лорд, - пусть все останется на своих местах.
Вольдеморт осматривался, держа палочку наготове.
- Здесь кто-нибудь был до нас?
- Посмотрите на пол, милорд, - ответил Снейп. - Пыль не тронута.
- Ну, что ты теперь предлагаешь, Снейп?
- У этой вещи, милорд, должна быть своя история. Например, Вы когда-то передали ее… хоть Беллатрисе. Так будет симметрично и понятно даже Поттеру: одну вещь Люциусу, другую Беллатрисе. Она спрятала ее здесь, среди хлама, во временной промежуток между арестом Сириуса и собственным заточением.
- Откуда ты знаешь? – закричала Беллатриса не хуже старухи Блек.
- Белла, - укоризненно сказал Снейп, – не шуми. Куда бы ты еще ее принесла? Ведь обыски в этом доме уже были закончены.
Лестранг смотрела на Снейпа с каким-то ужасом. Снейп повернулся к Лорду.
- Если бы Вы представили себе, милорд, что в доме хранится кубок Хафльпафф, где-то здесь, в тайнике, но в приметном месте, чтобы Поттер его вспомнил - вот хоть в двойной стене, закрытой генеалогическим гобеленом, - Гарри Поттер немедленно бы явился за ним.
Беллатриса сорвалась на визг:
- Откуда ты знаешь про кубок? Откуда ты все знаешь, колдун проклятый? Милорд, он предатель, убейте его, убейте его, милорд, - кричала Беллатрикс. - Откуда он знает? Ведь я ни одной душе, ни единой душе не сказала.
- Может быть, только Шкверчку, Белла? Чтобы берег словно зеницу ока. Как жаль, что теперь он баути Поттера.
- Милорд, я верна Вам, я всегда была верна Вам. А ему нельзя доверять! Убейте его, милорд!
- Авада кедавра!
Из палочки Вольдеморта ударил острый зеленый луч. Снейп обернулся к Темному Лорду и с сожалением пожал плечами. Через какую-то долю секунды на Вольдеморта смотрел Альбус Дамблдор. Беллатриса визжала уже без слов.
- Том! – сурово сказал Дамблдор. - Ты немедленно вернешь все отнятые игрушки их владельцам. А когда ты позволишь себе еще одну такую выходку, я добьюсь твоего исключения из Хогвартса. Еще скажу тебе, Том, как поживший на свете человек: лишь любовь творит истинные чудеса.
- Ты мертв! – в ужасе закричал Вольдеморт.
Дамблдор покачал седой головой.
- Нет, Том, это ты мертв. Как бездарно ты растратил собственную жизнь!
- Это не Дамблдор! – не своим голосом вопила Белла. - Это говорящий боггарт! Ручной боггарт Снейпа!
- Беллатриса! - галантно обратился к ней Снейп. – Ты знаешь о хоркруксах Вольдеморта. Он убьет тебя, как только в тебе исчезнет непосредственная надобность. Правда, смешно?
- Милорд! – закричала Лестранг.
Боггарт исчез.
- Считается, что боггарта нельзя приручить, - пробормотал Вольдеморт. – Снейп догадался и струсил. Рассчитывает, что позже я передумаю. Может быть, я и передумаю. Беллатриса, кубок в самом деле здесь? Не бойся.
- Да, милорд.
- Принеси!
Когда Лестранг отошла из прихожей в большую гостиную, в коридоре, ведущем в кухню, опять появился Северус Снейп, на котором еще сохранялась любимая зеленая мантия Дамблдора.
- Ридикулус! – возгласил Темный лорд.
- Экспеллиармус! – отозвался Снейп. – Астониа тоталос!
Палочка Вольдеморта откатилась в сторону, а сам он почти бесшумно сполз по стене, возле которой стоял.
- Потеряли один темп, милорд, - констатировал Снейп. – Но вечную жизнь я Вам оставлю.
Эмендо мемориум! Обливиате!
- Нет ничего легче дворцового переворота, сэнсей, - заметил боггарт. - Сколько я их перевидал!..
Снейп, наклонившись, посмотрел в плавающие красные глаза наследника Слизерина.
- Конечно, вменяемость сильно пострадала.
- Ничего не поделаешь. Тащите его на кухню, сэнсей. Я встречу Беллатрису, мне это как-то легче.
В прихожей с грохотом упала подставка для зонтиков в виде ноги тролля. Это вошел только что трансгрессировавший на площадь Гриммо Гарри Поттер.
- И не воображай, что ты здесь хозяин, мерзкий поганый полукровка! – заверещал портрет старой госпожи Блек.
- Мистер Поттер! Вы как обычно не вовремя, - приветствовал его Снейп, характерным жестом скрещивая руки на груди. - Что, опять наитие было? Я же учил Вас всегда анализировать, откуда на Вас находит наитие.
Гарри выдернул волшебную палочку и изготовился дорого продать свою жизнь. Снейп следил за ним с презрительной усмешкой.
- Глупо, Поттер. Я здесь не один.
- Ну, так убей меня, убийца, грязный трус!
- Чуть позже, Поттер. Белла, стой!
У Беллатрисы Лестранг был совершенно безумный вид. В одной руке она несла кубок Хафльпафф, в другой держала палочку.
- Белла, стой! – еще раз крикнул Снейп, шагнув к ней. – Поттер принадлежит Лорду!
- Лжец! – крикнула Лестранг. - Лжец! Ты всегда лгал! Авада кедавра!
Снейп метнулся вперед, успев перекрыть лучевой путь проклятия, и упал навзничь между Гарри Поттером и Лестранг.
- Экспеллиармус! – отчаянно закричал Гарри и вышиб у Беллатрисы палочку. Палочка с силой ударилась о каменную стену и рикошетом отлетела почти к ногам Гарри. Беллатриса перепрыгнула через Снейпа и бросилась за ней.
- Сектусемпра! – опять закричал Гарри, рассекая палочкой воздух. Промахнуться на таком расстоянии было невозможно .
Беллатриса Лестранг, хрипя, осела на пол и зажала правой рукой шею. Беллатриса быстро слабела. Сквозь белые пальцы в рукав текла поразительно яркая кровь. В левой ладони Лестранг по-прежнему судорожно сжимала хоркрукс. Гарри отшатнулся.
- Акцио палочка, - всхлипнул он, но уронил палочку Беллатрисы.
Гарри сел рядом с телом Снейпа на грязный пол и заплакал. Победа не радовала его.
- Я вам не верю, - навзрыд говорил он, - все равно не верю. И никогда не поверю. И не просил я Вас меня спасать.
- Заберите, наконец, ее палочку, Поттер! Тьфу, гордость Гриффендора! А Вы, злодей, прекратите это безобразие, Вы уже всех насмерть перепугали. Я сам боюсь.
Гарри не веря тому, что он слышит, поднял глаза. Перед ним стоял живой и крайне раздраженный Северус Снейп в зеленой мантии, который оценивающе смотрел на Беллатрису Лестранг, плавающую в луже собственной крови.
- Белла, хочешь жить – не дергайся! – предупредил он, присаживаясь рядом.
- Она выживет? – осторожно спросил Поттер.
- Кровопотеря пока не критическая, - буркнул Снейп. – Дуракам счастье. Не мешай. Поговори лучше с портретом Финеаса Найджела, пусть он свяжется с Минервой МакГонаголл и с больницей св. Лоскута – для них есть пациент со случаем Златопуста Локонса. Только бессмертный. Больше от тебя ничего не нужно.
- А где Вольдеморт?
- Том Реддль сидит на кухне. Наверно, уже очнулся. Не ходи туда - расстроишься. Да, чуть не забыл, Поттер, - пятьсот баллов с Гриффендора!


18:48 

Последний ронин.

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
...На его письменном столе дремал огромный черный кот, так переполошивший Петтигрю. Увидев Снейпа, кот потянулся, выгибая спину и затем лениво вытягивая вперед обе лапы, тяжело соскочил на пол и пошел навстречу с гордо задранным хвостом. Снейп устало опустился в кресло и, откинувшись на спинку, смотрел на кота, вспрыгнувшего на старый диван.
- Мэлон, злодей, крыс пугаешь, - сказал Снейп. Его разбирал смех.- А еще говорил, что ками не трансгрессируют.
- Без палочки, действительно, не трансгрессируют, сэнсей, - ответил боггарт.
Снейп, наконец не выдержав этого абсурда, засмеялся и долго не мог остановиться. Боггарт, по-европейски закинув ногу на ногу, сидел на диване и, всем видом выражая сожаление, рассматривал один из миллиона своих бумажных вееров.
- Сэнсей Снейп, смех не изменит Вашего истинного отношения к произошедшему.
- Да что Вы знаете?
- Я знаю, насколько Вам тяжело. Смерть Альбуса Дамблдора – большая потеря для Хогвартса и потеря для Вас.
- Значит, Вы не знаете ничего.
- Тогда расскажите мне, - мягко произнес боггарт.
- Рассказать? Рассказать о том, как умер Альбус Дамблдор?
- Сэнсей Снейп, Вы не представляете себе, насколько велико было благодеяние, явленное Вами мне четыре года тому назад. Вы передали мне дар неуязвимости, и я в долгу перед Вами. Я встречал много людей в состоянии, подобном Вашему, после землетрясений и разрушительных пожаров в столице. Вы должны поговорить с кем-нибудь, чтоб сохранить рассудок здравым.
- Хорошо, - кивнул Снейп. – Я расскажу Вам о смерти Дамблдора. Альбус Дамблдор никогда не придавал большого значения смерти как таковой. А пятьдесят лет назад в Хогвартсе учился Том Ярволо Реддль, теперь известный как Темный Лорд. Не припоминаете?
- Нет.
- Конечно, где Вам… Ему-то я сейчас и служу. Так вот Том Реддль, напротив, смерти значение придавал. Он намеревался предпринять кое-какие шаги для утверждения собственного величия, а чтобы случайно не погибнуть враз, расщепил свою душу на несколько частей, связал их с некими предметами и рассеял по миру. Дамблдор решился собрать эти хоркруксы и уничтожить, но слишком далеко зашел в своих изысканиях.
- И поэтому он погиб, сэнсей?
- Да. На всех предметах была магическая защита. Реддль производил хоркруксы в разное время, и уровень защиты был неодинаковым, но ее основной принцип сохранялся неизменным.
- Люди редко бывают оригинальны, - заметил боггарт.
- Вы невысокого мнения о нас. Реддль выбрал для защиты принцип взаимопроникновения. Первыми хоркруксами были золотой перстень и дневник. Не знаю, какой из них он изготовил вначале. Дневник связывал запечатленное в нем сознание Лорда с сознанием и волей читающего и пишущего, приводя того в состояние одержимости, если он безрассудно поддерживал это общение. Однако дневник оказалось возможно уничтожить физически. Перстень действовал на плоть. Дамблдор носил его, пока камень в кольце не треснул, но рукою пришлось пожертвовать. Позднее я ее серьезно лечил. Все же это были только юношеские упражнения Тома Реддля. Субстанция, оберегавшая в чаше третий хоркрукс – золотой медальон – сливала в единое противоборствующее целое часть души Лорда с душой того, кто посмел бы выпить эту жидкость. После короткой схватки Лорд получил бы и его тело. Никто, кроме Дамблдора, не смог бы противостоять Лорду долгое время.
- Вы там были и видели все своими глазами, сэнсей?
- Да. Дамблдор был со мной там, на подземном озере и взял с меня слово помочь ему разорвать эту связь, даже вместе с его жизнью, если связь того характера, о котором он подозревал, если в результате образуется неразделенная личность. Видит Бог, я не хотел этого.
- Я знаю, сэнсей.
Снейп криво улыбнулся.
- По крайней мере, Вас не нужно убеждать, что я не лгу. Я много раз говорил Дамблдору, что гораздо лучше уничтожить нынешнее тело Лорда и опять отправить его в консервированное бессмертие. После того, как я дал непреложную клятву, Лорд доверял мне. Я оставался с ним наедине и мог бы это сделать.
- Непреложную клятву, сэнсей?
- Да. Я поклялся, что присмотрю за ребенком со своего факультета и выполню то, что поручил ему Лорд, в том случае, если мальчик не справится с этим сам. Это не детерминирующая, а вероятностная формулировка – «если окажется, что у Драко не получится». На самом деле я ничем не рисковал, та ситуация, что юный Малфой получит реальный шанс напасть на директора, казалась невероятной. Однако Темный лорд узнал об этой клятве сразу от двух осведомителей, что подняло мою надежность в его глазах. К сожалению, у Альбуса Дамблдора был собственный взгляд на вещи, и он не оставил мне выбора. В том положении, в котором я застал его на обсервационной башне, единственное, что я мог для него сделать – освободить его от души Темного Лорда.
- Очень похоже на помощь при сэппуку, - пробормотал боггарт.
- Дамблдор принял субстанцию в присутствии младшего Поттера, швырнул дезактивированный хоркрукс в озеро, чудом смог вернуться в замок в ясном сознании и всем выдал свою смерть за гибель во время штурма. Это тоже входило в его план.
- В чем же заключался план, сэнсей?
- Скрыть от Темного Лорда время и обстоятельства уничтожения хоркрукса, чтобы Лорд не связал их со мной и смертью Дамблдора. Медальон был последним известным Дамблдору талисманом бессмертия. Дальше простиралась область предположений и догадок. Лорд никогда ни с кем не делился информацией о своей безопасности. Но, по мысли Дамблдора, если он узнает, что несколько из его талисманов бессмертия обезврежены, он…
- Начнет проверять все остальные? Это в природе людей.
- Да. Поэтому Дамблдор передал всю информацию о хоркруксах Гарри Поттеру. Причем не словесно, а в образах, чтобы она оказалась доступной и Лорду. Потому я и бросил рядом с телом Дамблдора еще один, фальшивый, медальон с запиской, написанной от лица Регулуса Арктура Блека, отступившего от Лорда и погибшего шестнадцать лет назад. Гарри Поттер будет, как баран, часами смотреть на этот медальон с запиской, пока зрительный образ не дойдет до Темного Лорда. Лорд и Гарри состоят в тандеме; они открыты друг для друга, хотя каждый из них остается собой. Для этого я, по решению Дамблдора, во время обучения Гарри окклюменции расширял область взаимодействия сознания Гарри и сознания Темного лорда, в то время как все вокруг были убеждены, что эти занятия ее сужают. Альбус Дамблдор всегда был склонен пренебрегать опасностью, и мальчишка едва не погиб, несмотря на то, что я отказался доводить занятия с ним до конца. Вопросы жизни и смерти почему-то были для Дамблдора не важны.
- Он живой бодхисатва, - проговорил боггарт. – Вот и вся причина. А Вы последний в мире ронин*, сэнсей.
Вам известна история сорока семи ронинов?
Снейп помотал головой.
- Она начинается со смерти даймё Асано Наганори, главы самурайского рода Ако, когда его самураи стали ронинами, и повествует о том, что те совершили, чтобы отомстить. Желаете выслушать?
- Валяйте.
- Причиной смерти Асано Наганори послужило публично нанесенное ему оскорбление, обстоятельства которого Вас не займут, сэнсей. Церемониймейстер Кира Ёсинака из рода Уэсуги был мздоимец и интриган, а его седина не говорила о благородстве. Асано Наганори дождался Кира Ёсинака в Сосновом коридоре Эдоского замка и, желая зарубить, нанес ему два удара коротким мечом, но, к сожалению, не преуспел. Раны Кира Ёсинака оказались легкими, он быстро оправился. Самого же Асано Наганари обязали сделать сэппуку за то, что он обнажил оружие в замке сёгуна. Он умер как самурай, и его опекун, советник Кураноскэ, отличавшийся твердостью духа и буддийским милосердием к осужденному, точно и быстро исполнил для него долг кайсякунина, одним взмахом меча отрубив ему голову и завершив тем печальное действо. Вот последняя танка Асано Наганари:
От порыва
весеннего ветра
цветы опадают.
Легче я с жизнью прощаюсь,
И все же за что?

Клан Асано был распущен, служившие ему самураи остались ронинами, но тайно поклялись воздать Кира Ёсинака за унижение и смерть господина. Это были храбрые воины под мудрым предводительством: они отложили месть. Испуганный церемониймейстер укрепил свой дом как замок, его паланкин всегда сопровождали лучники и отряд мечников. Основная тяжесть подготовки легла на плечи советника Кураноскэ. Зная, что за ним следят, он оставил Эдо и переехал в Киото. Здесь он тщательно вел жизнь, недостойную самурая. Если он думал о чем-нибудь, кроме выпивки, то это были красотки зелёных кварталов. До сведения Кира Ёсинака было доведено, что советник Кураноскэ потерял лицо, и ненавистный церемониймейстер возрадовался, ослабил бдительность и отпустил часть охраны. Сэнсей! Я встречал советника Кураноскэ в те дни и видел, что дух его подобен отполированному мечу, хладному и блещущему. Сорок семь ронинов пошли на штурм дворца Кира Ёсинака зимней ночью. Они оделись пожарными, чтобы оправдать свои крюки, лестницы, веревки и оружие. Они предупредили соседей, что намерены совершить месть, и ворвались двумя отрядами. Шестнадцать из людей Кира Ёсинака было убито в ту ночь, двадцать ранено. Сам Кира Ёсинака не вступил в бой – он трясся от страха в подвале с углем.
- Его нашли? – спросил Снейп.
- Его нашли, - улыбнулся боггарт, - и даже предложили ему умереть почетной смертью – сделать сэппуку, но он был трусливой собакой. Воины отнесли голову неучтивого церемониймейстера Кира Ёсинака к надгробию своего господина Асано. Все заняло чуть больше года.
- Зачем Вы мне это рассказываете?
- Вы чем-то напомнили мне почтеннейшего советника Кураноскэ, сэнсей.



____________________________
*Ронин (яп. ро:нин, букв. «блуждающие волны», «странник») — деклассированный самурай феодального периода Японии (1185—1868), потерявший покровительство своего сюзерена, либо не сумевший уберечь своего господина от смерти. Этимология термина ронин восходит к периодам Нара и Хэйан, когда он означал слуг, бежавших с земель своего господина. Боггарт профессора Снейпа, вероятно, ссылается на хрестоматийно известную в Японии историю сорока семи ронинов.(Прим. переводчика)


18:47 

Будни Сиверина Снейпа

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках

Blessed is the man that walketh not in the counsel of the ungodly,
nor standeth in the way of sinners,
nor sitteth in the seat of the scornful.


Общий сбор причастников смерти был окончен, понемногу светало, уже проступили из полутьмы контуры деревьев, зданий. От реки пополз невесомый редкий туман. К себе, в переулок Прядильщиков, медленно возвращался вдоль Темзы Сиверин Снейп, приближенный советник Лорда, бывший профессор Хогвартса, где, как сказал Темный Лорд, теперь остывало тело Альбуса Дамблдора.
Весь механизм сработал, терять больше нечего: Дамблдора нет в живых, и требуется только ждать. На какую-то вздорную секунду на дальнем дереве у самого края населенного района ему примерещилась белая сова Поттера. Кривясь от головной боли, он сощурился, вглядываясь в полумрак. Нет, на верхушке, на тонких ветках, сидел встрепанный белый кот, пожалуй, крупный, маразматического вида. Совершенный бред, куда уж дальше. Снейп выругался сквозь зубы и спрятал палочку. Разумнее всего скрыться именно в среде маглов. Если отказаться от использования волшебства, то для Министерства станешь невидимкой; тоже глубокая мысль: маг без магии. Снейп ускорил шаги, сворачивая к жилой застройке. Он ни в коем случае не должен был вспоминать о Дамблдоре; сейчас не хватало лишь столкнуться с тлителями, приманив их сильными эмоциями.
Звонкий голос безнадежно выкликал где-то впереди:
- Дарси, Дарси! Дарси!
Снейп поморщился и пошел на крик. Вот шальная девица, прямо из лимерика. Горячие маглы в Йоркшире гулять до рассвета решили. Чем кончится это – бродить до рассвета – не думали маглы в Йоркшире. Так оно и есть, безумная барышня с фонариком. Погасила. Теперь пытается отойти в сторону и остаться незамеченной.
- Доброй ночи, - негромко произнес Снейп, когда поравнялся с ней.– Что Вы тут делаете? Вас слышно за два квартала.
- Я…
- Кого-то ищете? – чуть мягче сказал он и пошел рядом; благо, что пока было по пути.
Девушка с недоверием покосилась на позднего прохожего, но выбора у нее, безусловно, не оставалось.
- Вы должны быть дома в такое время. Позвольте, я отведу Вас, если только Вы не надеетесь еще на какие-нибудь увлекательные встречи. Сейчас и в самом деле небезопасно.
- Я не могу вернуться без Дарси, - почти оправдываясь, сказала девушка и потерянно добавила. - Тетя все плачет, ходит по комнатам и плачет.
- Вашей тете будет удобнее оплакать сразу обоих? – устало осведомился Снейп. – Поплачете вместе с тетей, за запертыми дверями.
Она промолчала в ответ. Снейп плохо различал ее лицо.
- Вам же очень страшно здесь, - говорил он. - Не упрямьтесь, Вы никого не найдете. Откуда только взялось у всех: у детей, у женщин – это сладкое заблуждение, будто они в состоянии что-то изменить одним фактом своего неуместного появления? Где Вы живете?
- Дома тоже жутко, - тихо ответила она.
- Дом – это крепость, - наставительно сказал Снейп, - в нем помогают стены. Включите ваш фонарик. Так где Вы живете?
Она молча щелкнула движком. Пятно жидкого желтого света запрыгало по брусчатой мостовой.
- И кто этот Дарси? Ваш брат или кузен? Не хотите говорить – не надо.
Девушка несколько секунд искоса всматривалась в лицо непрошеного спутника и выпалила:
- Дарси – тетин кот.
- Кот?! – незнакомец развернулся к ней и в свою очередь посмотрел пристально, прищурив темные глаза. - Кот белый? – с отвращением сказал он наконец.
- Да, белый, - удивленно подтвердила она.
- Тогда почему «Дарси»? – морщась, спросил Снейп. - Почтенная леди питает слабость к викторианским романам? Мисс Эйр, не так ли? Переулок Прядильщиков. А Вы, стало быть, мисс Энн Эйр, - сухо заключил он. – Всё, домой!
- Откуда Вы знаете нас? – пораженно спросила девушка. - Разве мы знакомы?
Снейп кивнул.
- Но я Вас не знаю!
- Я ваш сосед… хотя живу здесь непостоянно.
- А! Вы, должно быть, мистер Снейп? Тетя говорила, что в последнем доме иногда зажигается свет.
- Мисс Эйр настолько поздно ложится?
- Она почти не спит. У нее начались ночные страхи.
- А у Вас?
- И у меня.
- Так и быть, мисс Энн, - вздохнул Снейп. - Берусь принести вашего злополучного питомца через пятнадцать минут после того, как за Вами закроется входная дверь. Иначе Вы не уйметесь. Я видел его недалеко от Темзы.
- Что он там делает?
- На дереве? – усмехнулся Снейп. – Пожалуй, что ловит летучих мышей.
Девушка вдруг на секунду остановилась.
- Можно мне с Вами, мистер Снейп?
- Хотите посмотреть, как я буду красть приставную лестницу?
- Нет, - она невольно засмеялась. - Как Вы догадались, что Дарси белый? Так забавно, я как раз подумала, что он белый и что его поэтому издалека заметно.
- Вы уже возвращались? – спросил Снейп.
- Я хожу кругами. Это был третий, - переходя на шепот, пояснила Энн. Она почувствовала облегчение и стала разговорчива. - Сначала я испугалась. У Вас очень интересный плащ, мистер Снейп.
- Вы хотите сказать – странный, - поправил он. - Плащ костюмный. Я с репетиции любительского театра.
- Вы играете Шекспира?
- Сами пишем, сами играем... – нехотя отозвался он.
- Было бы любопытно когда-нибудь посмотреть.
- Если эта постановка удастся, то вы о ней, конечно, услышите... Мисс Энн, - Снейп замялся, - мне не хотелось бы, чтобы меня ославили по округе эксцентриком.
- Я Вас понимаю! – закивала она. - Вы притворяетесь нормальным человеком. Мы тоже.
В двухэтажном кирпичном доме фабричной застройки, в точности похожем на дом Снейпа, на обоих этажах горел свет: пожилая леди ждала кота и племянницу.
- Вот отсюда видно ваш фасад! – воскликнула Энн.
- Да, действительно, видно, - задумчиво согласился Снейп. - Скажите, какого рода страхи у мисс Эйр?
- Тетя говорит, что порой ощущает невидимое нечеловеческое присутствие… кого-то живого, мощного и очень злобного, до того злобного, что это вызывает ужас.
- Думаете, это только нервы? – спросил Снейп.
- Нет. Ведь по двое с ума не сходят? Я чувствую почти то же самое, но тетя лучше это передает.
- Гораздо лучше! Так что не оставляйте ее одну надолго. А когда становится страшно - Вам или ей, - начинайте читать вслух псалмы Давида. Настоятельно рекомендую.
Энн Эйр взялась за дверную ручку.
- Вы не пошутили, нет? Вы на самом деле пойдете за Дарси, мистер Снейп?
- Сейчас принесу вам эту дрянь. Не выходите больше никуда.


Казалось, прошла вечность, прежде чем Снейп добрался до дома, а утро этого дня, когда он принимал в Хогвартсе отработки по невербальным заклятиям, принадлежало и вовсе другой эпохе.
Ему открыл Червехвост.
- Хвост! – брезгливо сказал Снейп.
- Мастер Северус?
- Для тебя есть задание Темного Лорда. Ты переезжаешь на Тисовую аллею, в подвал к Дурслям. Хватит уже следить за мной - будешь следить за Поттером.
- Мастер Северус! – вскрикнул Червехвост.
- Ты же крыса и крыса, никто тебя не узнает.
- Как не узнают! Но мастер Северус! – Червехвост вытянул перед собой правую руку с серебряной кистью.- Вы только взгляните!
В голосе смешивались мольба и ужас. Снейп поморщился.
- Ну что ты трусишь, Хвост? Задушит тебя, что ли, серебряная рука?
Снейп достал палочку.
- Цвет и плотность я сейчас изменю. Сделаю ее мышиного цвета и мягче, чтоб не стучала на бегу. - Снейп примерился и обвел палочкой кисть Петтигрю. Рука стала серой и обросла шерстью. - Да, Хвост, информацию о Поттере ты можешь передать или мне, или самому Лорду. Это важно.
- Разумеется, мастер Северус.
- Беллатриса Лестранг непременно будет тебе угрожать. Но она не посмеет тебя тронуть. И помни, Питер, если ты проболтаешься и она что-нибудь по горячке напортит с Поттером, отвечать придется тебе. Ее Лорд не убьет. А вот ты, когда он об этом узнает, погибнешь сразу, только если тебе очень повезет. Если не повезет, то несколько дней будешь умолять Лорда о смерти. Ступай, Хвост!
Вид Питера Петтигрю был жалок. Он поплелся было к дверям, но оглянулся.
- Я могу остаться хоть до утра, мастер Северус? Я Вам мантию почищу!
- Иди! Утром там уже могут быть «фениксы».
Снейп вышел вместе с Червехвостом в переднюю, чтобы запереть за ним дверь, но Петтигрю никак не решался уйти.
- Мастер Северус, Вы кота здесь не видели?
- Белого? – спросил Снейп, понимая, что оказывается жертвой дежа вю.
- Черного! Большого такого, черного кота, страшного.
- Откуда здесь может быть кот?
- Ходит! Ходит черный кот. Может, с улицы забежал.
- Не видел я, - буркнул Снейп. - Хвост! Если ты боялся кота, залез бы в клетку и закрылся бы изнутри. Теперь давай на Тисовую Аллею! В крысоловку не сунься, отравы не ешь, под ногами не шмыгай – и все. Останешься жив. Я бы тебя там и оставил.
С этим напутствием Снейп закрыл за Петтигрю дверь и вернулся в гостиную.
На письменном столе дремал переполошивший Петтигрю огромный черный кот. Увидев Снейпа, кот потянулся, выгибая спину и затем лениво вытягивая вперед обе лапы, тяжело соскочил на пол и пошел навстречу с гордо задранным хвостом. Снейп устало опустился в кресло и, откинувшись на спинку, смотрел на кота, вспрыгнувшего на старый диван.
- Мэлон, злодей, крыс пугаешь, - сказал Снейп. Его разбирал смех.- А еще говорил, что ками не трансгрессируют.

19:22 

C другой стороны событий

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
Но вот учебный год, который был отмечен для Гриффендора выигрышем квиддишного кубка и неудачей Хагрида в борьбе за жизнь ручного гиппогрифа, признанного стараниями Люциуса Малфоя «смертельно опасным созданием», закончился, поскольку заканчивается всё, и наступила пора июньских экзаменов. читать дальше

16:04 

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
Итак, боггарт, поселившийся в зельехранилище под деспотическим покровительством профессора Снейпа,читать дальше

22:45 

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках


21:37 

Жизненное

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
Есть спички, соль, вода
И значит, будет ужин.
Обед я проспала,
А завтрак нам не нужен!

@музыка: Мандри - Рио Рита

@настроение: я все более в отпуске :)

21:02 

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
Нынче мне принесли
от Сатио новый подарок,
бесподобный пион,-
и к цветку привязано нитью
ободряющее посланье...

* * *

В саду подле дома
ползучих глициний цветы
на ветках сосновых
все смотрят в одном направленьи
по указке вечернего ветра...

* * *

Вот кукушка поёт -
я голову поднимаю.
Сквозь стеклянную дверь
в сумрак сада смотрю безмолвно,
дивной лунной ночью любуюсь...

20:35 

Глава третья

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
Тем же вечером, когда героиня уже уложила спать десятилетнего племянника, пришла первая смска:
Стало рано тепло,
Отдыхаю в тени.
Запах травы.
"А, ВладИслав/Юджин чудит. Верно, смородинового листа напившись", - улыбнулась героиня и отослала в ответ смайлик.
- Это шпионы? - спросил сквозь сон Серега, который в последние две недели ловил шпионов во сне и наяву.
- Спи, спи, - отозвалась героиня.
Через пять минут пришла еще смска: "Приезжай немедленно на площадь Пушкина".
"Не могу", - ответила героиня.
Была половина одиннадцатого, и милый Юджин явно старался передать ей свой привет.
Тогда он позвонил.
- Срочно приезжай! Сегодня церемония! - ВладИслав задыхался от волнения. - Сенсей в городе!
- Не могу. У меня ребенок спит.
- Приезжай вместе с ним! Так даже лучше!
- Юджин?
- Тогда мы сами приедем! Без тебя - все равно ничего не получится!
- Юджин? - ей стало жутко.
- Только никуда НЕ ВЫХОДИ. Поняла?
Героиня бросила трубку. Юджин позвонил снова - она сбросила вызов. Однако вебмастер не унимался. Неужели секта?
- Теть Лель! - Серега радостно сел на кровати. - Точно, это шпионы! Они тебя пеленгуют. На МТС есть такая услуга - "Где мой ребенок, где мои сотрудники?".
- Одевайся! - решила она.- Поедем к бабушке.
- Ура! - заорал Серега.
Героиня идет на кухню, окно которой обращено во двор, и видит, как там тормозят две иномарки. Вышедшие из машин трое людей (в темноте не разобрать - мужчины или женщины) явно не знают кода и копошатся у двери подъезда, подсвечивая фонариками.
- Ты готов?
- Я надел резиновые сапоги, чтоб быстрее было. Сейчас мы от них убежим.
- Как?
- По крыше через люк. Мы с мальчишками открыли там замок ключом от чемодана. Спустимся через первый подъезд, подойдем к ним сзади, арестуем и отдадим в милицию.
- В следующий раз арестуем.
Так они и смотались. Мобильный телефон героиня бросила в соседнем дворе на столе для доминошников.
- Теть Лель! К первой остановке идти нельзя. И в первую маршрутку садиться нельзя!
- Ой, да замолчи ты!
Героиня шагнула на мостовую и отчаянно замахала руками.
Через минуту они едут к автовокзалу. Спустя час, выпросив по телефону-автомату у приятельницы и начальницы две недели за свой счет, она уезжает из города.
Героиня смотрит в ночное автобусное окошко с кривым месяцем, и ей чудится ничем не объяснимый в апреле далекий волчий вой. Сергей спит, положив голову ей на колени.

Глава четвертая, в которой благородный герой читает героине стихи, не следует. Потому что никому, кроме меня, не страшно.


19:11 

Глава вторая.

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
Героиня приехала в клуб ДРИМ на троллейбусе и дом нашла сразу. Правда, у троллейбуса дважды слетали тяги, а в дом она пыталась зайти с разных подъездов, и все оказывалось - не туда. Общая на несколько контор вахтёрша долго не могла понять, про какой чайный клуб её спрашивает героиня, но потом сообразила: "Детишки-то? Да они уже сидят".
На стене тесноватого помещения красовался лист чёрной глянцевой бумаги, на котором блестящей желтой самоклейкой было налеплено: ДРИМ. В клубе было пустовато. Только в углу вокруг круглого столика тусили юные анимешники да сидел у стойки буфета высокий бледный блондин с невыразительным лицом. Героиня поняла, что он и есть тот, с кем она предварительно говорила по аське - Юджин, вебмастер ДРИМа. В жизни его звали, как оказалось, ВладИслав и у него были водянистые светлые глаза. Он пил растворимый кофе.
"Вот тебе и чайный клуб", - подумала героиня. ВладИслава отличали польская кровь и финский темперамент. В особенности ВладИслав любил слушать группу "Пикник" и заваривать свежесорванные листья чёрной смородины. Беседа не пошла. Блондин обстоятельно описывал, как листья меняют цвет в процессе заваривания. (Важно не высушивать листья и не перемалывать их - ни в коем случае! - а рвать руками. Ножом тоже не надо резать, потому что, по фэн-шую, на металле остается негативная информация. Разрывать руками непременно, да. Вот у Малахова, в седьмом томе, подробно описывается...) Героиня машинально отключилась от технологии и уловила фразу, донёсшуюся из угла подростков-анимешников.
- А они и не понимают, что они все убийцы! Круть!
А вебмастер тем временем меланхолично продолжал:
- Собираемся вот. Кто-то чай пьёт. Поём. Многие хайку пишут. Анимэ смотрим. Вы приходите к нам. У нас даже гимн свой есть, я, признаться, переделал у Митяева. Хотите, напою вполголоса?
И затянул, не дожидаясь ответа:
Изгиб пиалы чайной
Ты обняла ладонью,
Луна осколком эха...
Осколок луны - это месяц, - зачем-то заметил Владислав. -Помните?
Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать, буду бить,
всё равно тебе водить.
И продолжил петь:
Качнётся купол неба
И все мы в нём потонем,
Как здорово, что все мы здесь
И чаю напились.

Героиня вежливо улыбалась.
-Я понимаю, со мной говорить вначале неинтересно, но скоро из Питера приедет наш сенсей. Будет проводить настоящую церемонию. Оставь номер "сотика" - я позвоню.

Глава третья, в которой у героини разыгрываются нервы, следует.








@музыка: Олег Митяев :)

@настроение: творческое обострение

21:03 

Мистический триллер "Дрим". В кратком изложении.

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
Глава первая.

Героиня - библиотекарь областного университета нестарых еще лет - сидит за своим монитором. Всякую ерунду по работе набирает.
Из дверей, смежных со студенческим читальным залом, выходит Ольга Ивановна, которая этим самым залом заведует, и говорит примерно следующее : " Хожу по магазинам! Батюшки! Там дамы набежали: одеколон хватают. А у меня личных мужиков - целых три! Купила им по бутылке шампуня. А они мне на восьмое марта всегда шиш! Сунут пятьсот рублей - на, мать, и ни в чём себе не отказывай. Походишь, выберешь, добавишь... Они мне ещё с нового года утюг задолжали".
- Утюг? - спрашивает героиня.
- Они мне на новый год утюг обещали подарить, навороченный. Чтобы им белые халаты гладить. Ничего, глажу старым.

Потом героиня идёт, простите, в туалет мыть чайные кружки содой. И слышит разговор между кабинками:
- А моя сестра чайники копит. Уже десять накопила.
- Зачем ей?
- А у них там чайный клуб, ДРИМ называется. Они все чайники копят. Чай пьют.
- А чё, прикольно.

Итак, дана экспозиция - зарисовка декораций, в которых начинается действие.
Героиня находит в интернете сайт этого чайного клуба. И решает туда отправиться, чтобы скоротать одинокий весенний вечер. Пусть будет конец апреля. Уже есть завязка. Хорошо.
Глава вторая, в которой появится злодей, следует.



20:33 

Родословная многое объясняет в человеке.

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
Как выяснилось, капитан Джек Воробей - непутёвый сын почтенного юриста.
Его отец чтил кодекс, и все вокруг него тоже чтили кодекс.
По крайней мере, на расстоянии пистолетного выстрела.
Потому что папа таки метко стрелял.

16:40 

Пираты карибского моря - 4

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
Фамильярно отправленный рукою Воробья в некое подозрительное бессмертие, Уильям Тёрнер-младший стал капитаном "Летучего Голландца" и впредь мог спускаться на землю, где ждала его Элиза, лишь раз в десять лет...

- Я так ждала тебя, Уил, так ждала! - ничуть не изменившаяся Элизабет Тернер со слезами бросилась к нему на шею.
- Я тоже ждал, дорогая моя! Как дочка?
- Слава Богу, здорова.
- А это кто?
- Это бегают мальчишки Джека. Зарыли для интереса свой обед в сундуке, да кто-то из них перепрятал. Теперь бегают - ищут.
- А что, Джек женился?
- Да нет.

@музыка: Йо-хо-хо и мальчишки Джека!

@настроение: хорошее, несмотря ни на что

16:46 

Японский взгляд на русский сериал: "КАДЕТСТВО"

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
У одного мэра был сын - покемон.
Отец любил его и держал в Суворовском училище.
Там его тоже любили.
Вот и всё.

А кадета Сырникова никто не любил: ни отец, ни однокашники, ни учителя. Какой-то он был замкнутый и неловкий.
Сидел он, бывало, один вечером в казарме и сбивал своей волшебной палочкой мух с потолка.
Ой, простите. Это не отсюда. :)

16:24 

Жара - она и в Азкабане жара.

Лёгкая радость неслышно живет в голубеющих сумерках
- Жара, жара-то какая! Невыносимо!
- Стен, помолчите хоть полчаса. Это всё, о чём я сейчас мечтаю.
- Духотища! Папаша Малфой! Вот бы - дементор пролетел!
Люциус Малфой приподнялся на нарах и с ужасом посмотрел на Шанпайка.
- Стен, Вы вообще дементоров видели когда-нибудь?
- Неа. Но, говорят, жутко холодно становится и кровь в жилах леденеет. Вот бы теперь - в самый раз. Или чая со льдом.

@музыка: Такеши Тераучи

@настроение: +36 по Цельсию и это не под мышкой :)

Альбос Октобос Кегл!

главная